Парк «Скитские пруды»

    283
    (0 голосов)

    В середине XIX века в Московской губернии близ Сергиева Посада на расстоянии около трех верст от знаменитой Троице- Сергиевой Лавры под прикрытием невысокого, но довольно густого саженого леса расположились еще две иноческие обители — Гефсиманский скит и его Пещерное отделение. Они разделялись между собой лишь небольшим глубоким оврагом, наполненным водой. Этот участок земли издавна принадлежал Лавре и был известен под названием «Корбуха». Еще в царствование императриц Анны Иоанновны, Елизаветы Петровны и Екатерины II на этом месте находился летний дворец, устроенный Лаврой для пребывания царственных особ во время их приездов на богомолье в Троице-Сергиеву Лавру. Вокруг дворца имелся великолепный сад.
    Вот как изображает прежнее состояние этой местности приснопамятный святитель Филарет (Дроздов): «Когда пришел я сюда в первый год текущего столетия, встретил здесь ясные следы и воспоминания столетия прошедшего… Здесь был дом изящного зодчества, который устроением своим показывает, что он назначен был не для постоянного жительства, а только для летних увеселительных посещений. Здесь был сад, в котором растительная природа сильно много страдала от искусства, ухищрявшегося дать ей образы, ей не сродные… Урочище сие было украшено для царских посещений… Со временем внешние обстоятельства Сергиевой Лавры изменились… Прежнее великолепие становится ненужным, так же как и невозможным. Здешний царский дом и сад делаются местом скромного отдохновения наставников и учеников духовного училища, которое Лавра основала в своих стенах на своем иждивении во дни своего изобилия. По времени увеселительного дома не стало. Сад, уступленный искусством природе, обратился в лес. Таким образом, преподобный Сергий достиг того, что упразднялось здесь мирское, допущенное на время; и как бы желая вознаградить себя за сие допущение, благоизволил, чтобы здесь водворилось духовное. Родилась мысль, в уединении сего урочища устроить малый храм, при котором поселилось бы несколько братий, особенно расположенных к безмолвию и к более строгому отречению от своих желаний и собственности, и в котором сверх обычных молитвословий Псалтирь Давидова день и ночь издавала бы свои святые и освящающие звуки, сопровождаемые молитвою о мире и благе Церкви, Царя, Отечества, великой обители и благотворящих ей».
    Место увеселительных посещений царей земных превратилось в место благоговейного служения Царю Небесному, в место Его таинственных, благодатных посещений усердно служащих Ему душ. Там, где прежде раздавались звуки мирских песен и речей, теперь слышалось слово Божие, возглашались духовные гимны и церковные песнопения, служащие целительным бальзамом как для поющих, так и слушающих, и во един состав устрояющие человеки со ангелы.
    Кто же послужил тем избранным орудием благоволения Божия и его угодника, преподобного Сергия, чтобы вместо мирского, допущенного здесь на время, водворилось духовное? Кто был главным двигателем и исполнителем?
    Главным виновником устроения скита на Корбухе, а также наименования его Гефсиманским был духовник и ближайший помощник владыки Филарета (Дроздова) по управлению Лаврой наместник архимандрит Антоний (Медведев).
    Скитский пруд является искусственным водоемом на восточной окраине города вблизи Гефсиманского скита. Создан в середине ХVIII века одновременно с Вифанскими прудами лаврским келарем Ершовым. При создании водоема использовались природные овраги (корба, то есть сырое место, покрытое буреломом), по которым протекали речки Коперка (с севера) и Корбуха (Корбушинский ручей). Также при формировании водоемов использовались многочисленные родники и талые воды. Название его варьировалось то как Корбушинский пруд (по загородному поместью ТСЛ Корбуха и одноименному урочищу), то как Скитский. В губернском «Геометрическом поверочном плане» (1830-е гг.) он назван «Пруд Корбуховский». В советское время возник вариант – Нижнекончурский, хотя Кончура к нему не имела никакого отношения. Это название продержалось в узких кругах до 1940-х годов, после чего доминирующим сделалось В ХVIII-ХIХ вв. на южном берегу пруда сформировался парковый массив Корбуха. Скитский пруд с востока примыкал к системе трех небольших сообщающихся водоемов (Гефсиманские пруды) из которых два были ликвидированы в начале 1960-х годов, а третий разделяет территории бывшего Гефсиманского скита и его Пещерного отделения (Черниговского скита). Пруд активно использовался для рыболовства как в имперское время так и в советское (хозяйство Рыбхоз). Долгое время на нем сохранялся т.н. «монах» — сооружение, контролирующее сброс воды и миграцию поголовья рыбы из Скитского в Средний (или малый Вифанский пруд). Рыбное хозяйство просуществовало до начала 1960-х годов, специализировалось на разведении зеркального карпа.
    По генеральному плану 1935 года на берегах пруда планировалось создать загородный парк и построить лодочную станцию (см. Г. Бармин. Сергиев-Загорск. – Вперед, 18 июля 1939г.). Проблема зарастания пруда возникла еще в конце 1930-х годов, т.к. там создались благоприятные условия для размножения малярийного комара (эпидемии малярии 1937-1939 гг). При процессе обмеления водная поверхность Скитского пруда уменьшилась вдвое, заболоченными лугами стали бывший Киновийный и Карбушинский залив. Вследствие зарастания водоема и стока нарушенного посадками грунта слой донного ила увеличился до 1м. вследствие чего пруд перестал использоваться как место отдыха горожан. Берега Скитского пруда были увековечены художником М.В. Нестеровым в картине «Пустынник» и ряде других этюдов и картин. К теме Скитского пруда в разное время обращались художники В. Саврасов, Амосов, В. Мей.

    Для того, что бы оставить отзыв, Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться
    Регистрация не займет более одной минуты, а так же Вы сможете авторизироваться с помощью соц. сетей